Заболевание

Рубрики

Новое на сайте


Роль NO-синтазы в комплексном лечении эндотелиальной дисфункции

На современном этапе развития науки обоснованным считается мнение, что все основные факторы риска – дислипидемии, артериальная гипертензия (АГ), сахарный диабет, курение и другие – во многом реализуют своё патологическое влияние именно через эндотелиальную дисфункцию.

Автор: А.М.Корниенко.

Как известно, артериальная стенка состоит из трёх основных слоёв: интимы, медии (гладкой мускулатуры) и адвентиции (наружного слоя, содержащего кровеносные сосуды, питающие саму стенку – vasa vasorum, и нервные окончания). Основным компонентом интимы является эндотелий (или эндотелиальная выстилка) – единичный слой тонких клеток, обладающих крайне высокой метаболитической и секреторной активностью. Эндотелий играет ключевую роль в контроле сосудистого тонуса, обеспечивая тонкую регуляцию просвета сосуда в зависимости от скорости кровотока и кровяного давления на сосудистую стенку, метаболических потребностей участка ткани, снабжаемого данным сосудом и т.д. Впервые о самостоятельной роли эндотелия в регуляции сосудистого тонуса было заявлено в статье Furchgott и Zawadzki, опубликованной в журнале Nature в 1980 году. Авторы обнаружили способность изолированной артерии к самостоятельному изменению своего мышечного тонуса в ответ на ацетилхолин без участия центральных (нейрогуморальных) механизмов. Главная заслуга в этом отводилась эндотелиальным клеткам, которые были охарактеризованы как «сердечно-сосудистый эндокринный орган, осуществляющий связь в критических ситуациях между кровью и тканями.» За последние 20 лет было доказано, что эндотелий – это отнюдь не пассивный барьер между органами и тканями, а активный орган, чья дисфункция является обязательным компонентом практически всех сердечно-сосудистых заболеваний, включая атеросклероз, гипертонию, ИБС, ХСН, а также участвует в воспалительных реакциях, аутоиммунных процессах, диабете, тромбозе, сепсисе, росте злокачественных опухолей и др.

Основными функциями сосудистого эндотелия являются:

Эндотелий ежесекундно подвергается внешнему воздействию со стороны целого множества факторов, «атакующих» его поверхность из просвета сосуда и являющимися стимулами «гормонального» ответа эндотелиальной клетки, который реализуется в виде синтеза и выделения целого ряда вазоактивных субстанций.

В упрощённом виде можно выделить  основных факторы, стимулирующих клетки эндотелия:

- изменение скорости кровотока – увеличение напряжения сдвига (например, при АГ поток крови, протекающей по сосуду в условиях повышенного АД, может повредить целостность эндотелиальной выстилки и привести к возникновению эндотелиальной дисфункции);

- циркулирующие и /или «внутристеночные» нейрогормоны (катехоламины, вазопрессин, ацетилхолин, брадикинин, аденозин, гистамин и др.);

- факторы тромбоцитарного происхождения, выделяющиеся из тромбоцитов при их активации (серотонин, АДФ, тромбин).

В норме в ответ на эти стимулы клетки эндотелия реагируют усилением синтеза веществ, вызывающих расслабление гладкомышечных клеток сосудистой стенки и, в первую очередь, эндотелиального фактора релаксации, (ЭФР) (который, как удалось установить, является ни чем иным как оксидом азота – NO), простациклина, эндотелиального фактора гиперполяризации (ЭФГ). Наибольшее значение, согласно современным воззрениям, придаётся NO, который имеет критическое значение в поддержании должного сосудистого тонуса и, соответственно, необходимой величины локального кровотока через сосуд. Важно отметить, что хотя NO и является наиболее мощным из известных на сегодняшний день вазодилататором, его влияние не ограничивается дилатацией локального участка: NO способен подавлять пролиферативный ответ гладко-мышечных клеток сосудистой стенки и оказывать целый ряд системных эффектов в просвете сосуда – блокирование агрегации тромбоцитов, окисление липо-протеинов низкой плотности, экспрессия молекул адгезии (молекул, функция которых заключается в «приманивании» клеток воспаления), адгезия моноцитов и тромбоцитов к стенке сосуда, продукцию эндотелина и др.

В определённых ситуациях (например, острая гипоксия или кровотечение) клетки эндотелия, напротив, становятся «причиной» вазоконстрикции, как за счёт снижения продукции NO, так и вследствие усиленной выработки веществ с вазоконстрикторным эффектом – эндотелина-1 (одного из наиболее мощных вазоконстрикторов эндогенного происхождения), сверхокисленных анионов, вазоконстрикторных простаноидов типа тромбоксана А2 и др.

Основная точка приложения как расслабляющих, так и констрикторных факторов – подлежащие под эндотелием гладкомышечные клетки, однако все они могут выделяться в просвет сосуда и действовать на близлежащие эндотелиальные клетки (так называемая паракринная активность).

Однако при длительном воздействии различных повреждающих факторов (гипоксия, интоксикация, воспаление, гемодинамическая перегрузка и др.) происходит постепенное нарушение функционирования эндотелия – возникает его дисфункция. Какие же факторы «запускают» возникновение эндотелиальной дисфункции? В современной фундаментальной кардиологии ключевая роль в инициации повреждения эндотелия отводится так называемому оксидативному стрессу – процессу, заключающемуся в накоплении внутри клеток свободных радикалов, обладающих крайне неблагоприятным влиянием на функцию и целостность клетки (помимо окислительного стресса самостоятельное влияние могут оказывать липопротеины низкой плотности, никотин). Процессы накопления свободных радикалов, в свою очередь, активируются при ишемии/гипоксии, под действием ряда известных факторов риска.

Эндотелиальная дисфункция – сложный, многогранный процесс, потенцирующий целый каскад реакций. Основные проявления данного состояния можно распределить следующим образом:

- Нарушение биодоступности  оксида азота.  Принято считать, что именно это обстоятельство играет ключевую роль в наступлении дисфункции эндотелия под влиянием известных факторов риска ИБС (артериальной гипертензии, курения, дислипидемий, сахарного диабета). Данное состояние сопровождается следующими эффектами: подавление экспрессии/инактивация эндотелиальной NO синтазы (фермента, ответственного за синтез NO из L-аргинина) и снижение синтеза NO; понижение плотности на поверхности эндотелиальных клеток рецепторов (в частности, мускариновых), раздражение которых в норме приводит к образованию NO; повышение деградации NO – разрушение NO наступает прежде, чем вещество достигнет своего места действия (так действует, например, супероксидный анион, один из продуктов оксидативного стресса);

В целом суть эндотелиальной дисфункции можно сформулировать следующим образом: те вещества, которые в нормальных условиях являлись вазодилататорами (через взаимодействие с соответствующими рецепторами на поверхности эндотелия и выделения последним NO), при дисфункции эндотелия не способны больше оказывать своё релаксирующее действие и могут даже, наоборот, вызывать спазм. Таким образом, происходит постепенное истощение и извращение компенсаторной «дилатирующей» способности эндотелия и преимущественным «ответом» эндотелиальных клеток на обычные же стимулы становится вазоконстрикция и пролиферация.

Нарушение функции эндотелия является одним из универсальных механизмов патогенеза многих заболеваний, в том числе и таких распространенных, как атеросклероз, гипертоническая болезнь, сахарный діабет, эректильная дисфункция и др. Задолго до клинических проявлений атеросклероза в интиме и субэндотелиальном слое артерий запускается сложный патогенетический механизм формирования атеромы. Дисфункция эндотелия имеет значение в развитии тромбоза, неоангиогенеза, ремоделирования сосудов, внутрисосудистой активации тромбоцитов и лейкоцитов и т.д. Преимущественное нарушение той или иной функции эндотелия зависит от локализации патологических процессов, преобладания тех или иных медиаторов воспаления, наличия гемодинамических сдвигов.

Результаты современных исследований позволяют считать, что эндотелиальная дисфункция – один из важнейших независимых факторов риска при диабете, атеросклерозе, гипертонии, сепсисе, росте злокачественных образований.

Эндотелиальная дисфункция может быть определена как неадекватное (увеличенное или сниженное) образование в эндотелии различных биологически активных веществ. Одним из методов оценки выраженности эндотелиальной дисфункции является оценка содержания в крови этих веществ или исследование содержания в крови факторов, повреждающих эндотелий, уровень которых коррелирует с эндотелиальной дисфункцией. К таким факторам (медиаторам повреждения эндотелия) относятся: гиперхолестеринемия, гипергомоцистеинемия, цитокины ( IL 1?  , TNF?  , IL -8 и др.).

По скорости образования в эндотелии различных факторов (что связано во многом и с их структурой), а также по преимущественному направлению секреции этих веществ (внутриклеточная или внеклеточная) можно разделить вещества эндотелиального происхождения на следующие группы:

Дисфункция эндотелия может быть самостоятельной причиной нарушения кровообращения в органе, поскольку нередко провоцирует ангиоспазм или тромбоз сосудов, что, в частности, наблюдается при некоторых формах ишемической болезни сердца. С другой стороны, нарушения регионарного кровообращения (ишемия, венозный застой) тоже могут приводить к дисфункции эндотелия.

На основании данных, полученных при различных исследованиях патогенеза эректильной дисфункции, можно обоснованно декларировать, что NO является одним из ключевых факторов обеспечения эрекции. Изучение его метаболизма  является наиболее перспективным в плане практического применения [1]. NO является мощным продуцентом универсальных по своим качествам эффектов: регуляция тонуса гладкой мускулатуры сосудов, желудочно-кишечного, дыхательного и мочеполового трактов; влияние на процессы коагуляции в качестве дезагреганта тромбоцитов; регуляция ряда процессов в центральной и вегетативной нервной системе; цитотоксическая (статическая) активность в качестве эффектора клеточного иммунитета; регуляция экспрессии внутриклеточного синтеза антиоксидантных и противоопухолевых белков [2]. Влияние NO на обеспечение эрекции, согласно современным представлениям, сводится к воздействию на гуанилатциклазу (ГЦ), что приводит к её активации и накоплению циклического гуанидинмонофосфата (цГМФ), непосредственно осуществляющего релаксацию. Этот процесс ограничивается различными изоформами фосфодиэстеразы (ФДЭ), которые вызывают деградацию цГМФ.Описанная цепь биохимических реакций является наиболее изученной и служит мишенью для большинства современных препаратов, направленных на коррекцию эректильной дисфункции (ЭД). Вмешательство в каскад реакций NO – цГМФ – ФДЭ имеет смысл при условии индукции достаточного количества NO. В случае, когда медиатр вырабатывается в недостаточном количестве, эффект вышеперечисленных средств будет неполным.

Монооксид азота образуется за счёт окисления гуанидиновых групп аргинина (Hibbs,1998) специальным ферментом – NO-синтазой (NOS), в результате чего образуется цитруллин и NO [3]. NOS имеет несколько изоформ, различающихся первмчной структурой белковой части, механизмами активации и своими функциями. Большинство исследователей выделяют конститутивную (сNOS) и индуцибельную (iNOS) изоформы NOS, принципиальными различиями которых являются первичная структура в области кальиодулинсвязывающего домена,динамика активности и факторы активации. Для сNOS характерна постоянная экспрессия. Её активность зависит прежде всего от уровня эндогенного Са, необходимого для связывания кальмодулина, предающего ферменту необходимую для переноса электронов информацию [3].  Первичная структура iNOS, в отличие от сNOS, обеспечивает удержание кальмодулинового домена без участия Са, т.е., механизмы активации данной изоформы являются Са-независимыми, а экспрессия, напротив, непостоянна. Б?о?льшую часть времени активность фермента находится на низком уровне, и лишь при определённых обстоятельствах, требующих быстрого синтеза больших количеств NO на протяжении длительного времени, активность фермента резко возрастает под влиянием продуцирующих факторов. Таким образом, изоформы NOS взаимно дополняют друг друга, в зависимости от необходимого организму режима синтеза NO. К активаторам iNOS относят такие медиаторы иммунного ответа, как цитокины TNF? (фактор некроза опухолей), IL1-? (интерлейкин), INF-? (интерферон) (Тейлор Б.С., 1998), бактериальные липосахариды (Rajasecaran M., 1998). К тормозящим активность iNOS факторам относят стероиды,TGF-? — факторы, избыток эстрогена, недостаток тестостерона. Некоторые исследователи индуктором iNOS считают циклоферон – индуктор выработки интерферона.

Конститутивная NOS подразделяется на нейрональную (nNOS) и эндотелиальную (еNOS) изоформы, различающиеся по локализации (соответственно, в нервной ткани и эндотелии) и некоторым механизмам регуляции. еNOS существует в пальмитоилированной и миристоилированной формах (Busconi L., 1993,Garsia G., 1996); известна возможность фосфорилирования NOS (Michel T., 1993). Регуляция активности nNOS осуществляется с помощью специфических белков PSD и PIN (Brenman J.E., 1996). Кроме того, по мнению некоторых исследователей  (Martasek P., 1996), при определённых условиях именно nNOS может производить большие количества пероксинитрита.

Кроме описанных нами выше механизмов генерации NO, описан альтернативный, редуктазный путь синтеза NO из его метаболитов – NO2 и NO3 [4]. По мнению авторов, этот путь осуществляется за счёт действия особых ферментов – нитрат- и нитритредуктаз, имеющих никотинамидаденилнуклеотид (НАДН) и никотинамидаденилнуклеотид фосфат-(НАДФН)-зависимые изоформы. Редуктазной активностью обладает также цитохромоксидаза. Для нормального функционирования редуктазной цепи необходимы НАДН, НАДФН, флавины, глутаминовая и аскорбиновая кислоты, сульфгидрильные (SH) группы. Следует подчеркнуть, что NO-синтазный путь обеспечивает потребности в NO в физиологических условиях, при достаточной оксигенации и в состоянии физиологического покоя. Редуктазы же, напротив, обеспечивают генерацию NO в условиях гипоксии и функциональных нагрузок, причём потенциальная мощность редуктаз в несколько раз превышает мощность NO-синтаз.

Мы полагаем, что такое распределение ролей в системах генерации NO представляет особый интерес в плане обеспечения эрекции. При эрекции кавернозная ткань находится в состоянии гипоксии, а эрекция является основным состоянием функциональной нагрузки полового члена.

Описанные механизмы синтеза и генерации NO в организме в гораздо меньшей степени изучены в кавернозной ткани. Предметом исследований фундаментальной сексологии является NO-синтаза и её изоформы в кавернозной ткани, а также содержание метаболитов окисления аргинина в кавернозной крови.  Среди доступных нам работ привлекают внимание данные Sato Y.(1996), указывающие на возможную роль NO в обеспечении центральных механизмов эрекции.  Adams M.A.(1996) изучил связь между генерацией NO и эндотелина – взаимное угнетение и, как результат, — гиперсенсебилизация кавернозных структур к антиэрекционным симпатическим влияниям, что, по мнению авторов, играет роль в развитии ЭД у пожилых мужчин.

Представляют интерес данные Hurt K.J. (2002), касающиеся фосфорилирования еNOS PI3–киназой, обеспечивающей продукцию NO при эрекции. Имеются данные об ингибирующем воздействии NO на  Rho-киназу и о возможности применения ингибиторов Rho –киназы в лечении ЭД.

К сожалению, объём современных представлений не даёт нам целостной картины о механизмах синтеза и превращений NO в кавернозных структурах при сексуальном возбуждении в норме и при расстройствах эрекции. Совершенствование методов пенильной реабилитации невозможно без углубления фундаментальных исследований о биохимических механизмах эрекции.

Актуальным вопросом терапии расстройств эрекции остаётся поиск новых средств с максимальной эффективностью при минимуме побочных эффектов. Исходя из этого, весьма актуальными представляются разработка и внедрение новых средств профилактики и лечения сексуальных расстройств у мужчин. Важным представляется поиск стимулирующих средств естественного происхождения, которым потребители отдают предпочтение перед продукцией химического синтеза. На основе этих положений нами проведено клиническое испытание эффективности нового гомеопатического препарата ИМПАЗА, который разработала фирма «НПФ Материа-Медика Холдинг» (Россия) для лечения ЭД. Действующее вещество Импазы — аффинно очищенные антитела к эндотелиальной NO-синтазе в сверхмалых дозах (смесь гомеопатических разведений С12, СЗО и С200) в усло­виях недостаточной активности эндотелиальной NO-синтазы (eNOS) воспроизводит активность эндогенного регулятора эрекции в мо­дифицированном виде и модулирует физиологические реакции с его участием.  В результате воздействия сверхмалых доз антител восста­навливается и повышается активность эндотелиальной eNOS — од­ного из ключевых ферментов    в    регуляции     эректильной  функции. Описать периферический

механизм действия Им­пазы можно так: повышение активности NO-синтазы и приводит к восстановлению способности эндотелия кавернозной ткани вырабатывать NО в объемах, достаточных для индуцирования полноценной эрекции .

Результаты клинических исследований позволили предположить наличие у Импазы наряду с периферическим и центрального меха­низма действия, с которым связано повышение либидо и улучшение качества оргазма, удовлетворенности поло­вым актом и улучшение качества жизни пациентов в целом.

В отделе сексопатологии и андрологии Института урологии АМН Украины [5]целенаправленно изучалась активность ключевых ферментов синтеза NO – изоформ NOS (конститутивной и индуцибельной) в кавернозной крови в состоянии покоя и после сексуальной стимуляции. Суммарная активность NO-синтазы (? NOS) определялась по количеству вновь образующегося NO. При определении активности индуцибельной NOS в инкубационную смесь вместо СaCl2 добавляли хелатор кальция EGTA. Активность конститутивной NO-синтазы опредляли по формуле:

сNOS = ?NOS – iNOS

как разницу между активностью суммарной NO-синтазы  и активностью индуцибельной NO-синтазы.

Динамика активности изоформ NO-синтазы при однократном приеме Импазы приводится в диаграмме 1.

Диаграмма 1.

Динамика активности изоформ NO-синтазы при однократном применении анти-NO-синтазы на фоне ЭВС, нмоль/мл/мин (NO2-)

Данные свидетельствуют о несомненном угнетающем влиянии препарата Импаза на активность сNOS при сексуальном возбуждении, в то же время повышения активности iNOS не происходит.

Проведенный дифференцированный анализ динамики активности изоформ NOS в зависимости от эффективности лечения Импазой         ( диаграмма 2) показал, что при эффективности препарата, расцененной как «отличная» и «хорошая», наблюдалась тенденция к повышению активности iNOS после приема препарата на фоне эротической видеостимуляции. Напротив, при неудовлетворительном эффекте от применения препарата наблюдалось снижение активности iNOS.

Диаграмма 2

Динамика активности изоформ NO-синтазы при однократном применении aнти-NO-синтазы на фоне  ЭВС в зависимости от эффективности терапии, нмоль/мл/мин (NO2-)

Таким образом, динамика активности  индуцибельной  NO-синтазы в кавернозной крови при приёме Импазы на фоне эротической видеостимуляции  может служить дифференциальном биохимическим показанием для назначения Импазы при расстройствах эрекции: если при однократном приеме препарата наблюдается  повышение активности iNOS, назначние Импазы биохимически обосновано.

Данные таблицы 1 свидетельствуют о разнообразных изменениях метаболизма цГМФ у мужчин с нормальной эрекцией и при ЭД с различными вариантами сексуальной стимуляции. Сравнительный анализ концентрации цГМФ в сыворотке кавернозной крови показывает достоверное снижение медиатора в состоянии функционального покоя у мужчин с нормальной эрекцией по сравнению с пациентами, страдающими ЭД; при сексуальной стимуляции без применения фармакологических агентов отмечается противоположные тенденции динамики концентрации

цГМФ: снижение у пациентов с ЭД и повышение – у мужчин контрольной группы. Мы связываем такую динамику с особенностями механизмов внутриклеточного и внеклеточного перераспределения цГМФ в норме и при ЭД, которые требуют дальнейщего изучения. Анализ динамики цГМФ в состоянии  покоя  и  комплексной  стимуляции  показал,  что при применении

Импазы наблюдается достоверная положительная динамика. Достоверное повышение концентрации цГМФ в группе с применением Импазы по сравнению с ЭВС в контрольной группе свидельствует о компенсаторной роли повышения концентрации цГМФ в обеспечении нормальной эрекции, что может быть связано с повышенной деградацией медиатора при ЭД, связанной, в частности, с избыточной активностью ФДЭ-5.

Таблица 1.

Динамика концентрации цГМФ в сыворотке кавернозной крови при разных типах стимуляции (пМ/мл)

  1 группа (контроль) n=10 2 группа (ЭД) n=34
Покой ЭВС Покой ЭВС ЭВС+Импаза
ЦГМФ 35,3+3,7 53,4+9,4 66,2+6,1 63,8+6,5 131,5+9,8

Наглядная картина динамики концентрации цГМФ в норме и при ЭД, а также при различных вариантах комплексной сексуальной стимуляции приводится на диаграмме 3.

Диаграмма 3.

Динамика концентрации цГМФ в норме и при ЭД с различными вариантами комплексной стимуляции

Нами неоднократно предпринимались исследования, направленные на выявление клинической эффективности препарата Импаза  для лечения различных форм ЭД.

Приведём результаты исследования по применению препарата «Импаза» у больных раком предстательной железы (М.Г.Романюк, 2007). Было обследовано 35 пациентов с гистологически подтвержденным диагнозом, получающие первично антиандрогенную терапию. Возраст пациентов был в среднем 62 ± 2,3 года (от 48 до 71 года). У всех пациентов отмечались сексуальные расстройства различной степени тяжести, включающие снижение либидо и эрекций, ослабление оргазма. Контрольную группу составили 21 пациент с гистологически подтвержденным диагнозом РПЖ, получающие антиандрогенную терапию, и не получающие  лечения по поводу нарушений сексуальной функции. Оценка эректильной функции (ЭФ) осуществлялась с помощью «Международного индекса эректильной

функции» из 15 вопросов (МИЭФ-15);  «Расширенного индекса для больных раком предстательной железы»  (EPIC)  (компонента,  касающегося   сексуальной    функции) и реофаллографии. Оценка по шкалам и реофаллография проводились до и после курса лечения Импазой. Пациенты принимали по 1 таблетке ежедневно на ночь и по 2 таблетки за 1 час до полового акта. Курс лечения длился 3 месяца. На фоне приёма Импазы  все пациенты были 1 раз в месяц опрошены по поводу наличия побочных эффектов препарата.

По данным шкалы МИЭФ-15 проводилось разделение по степени тяжести нарушений эрекций. Согласно принятой градации, значение IIEF-15

в пределах 65-75 баллов соответствовало нормальной эректильной функции,

40-64 баллов – легкой ЭД, 21-39 баллов – умеренной ЭД, 5-20 баллов – тяжелой ЭД. Раздел шкалы EPIC,касающийся сексуальной функции, составляет вопросы с 17 по 25. Оценка показателей производится с помощью специальной таблицы-ключа, и характеризовать сексуальную функцию в целом может по 26-бальной системе. Причём 22-26 баллов оцениваются, как очень хорошая сексуальная функция, 18-21 – хорошая, 10-20 – средняя, и 0-9, как слабая сексуальная функция. Реофаллография проводилась в состоянии покоя и оценивались такие показатели, как минутный объем кровообращения (Qмин), пиковая систолическая скорость кровообращения (PSV) и конечная диастолическая  скорость кровообращения (EDV)   в сосудах полового члена.

До начала лечения за данными шкалы МИЭФ-15 с легкой степенью ЭД было 3 пациента, со средней степенью ЭД было 24 пациента и с тяжелой ЭД

– 8 пациентов. В контрольной группе легкая ЭД отмечалась у 4 пациентов, средняя ЭД – у 13 и тяжелая у 4 пациентов (табл. 1). После курса Импазы у 5

пациентов (15%) появились нормальные адекватные эрекции (из них 2 пациента с умеренной ЭД до лечения). Значительно улучшились показатели и у остальных пациентов. В два раза уменьшилось количество больных с тяжелой степенью ЭД: у 3 пациентов (9%) ЭД стала умеренной, а у 1(3%) – легкой степени. У 17 пациентов (49%) со средней степенью ЭД остались незначительные нарушения эрекции (легкая ЭД). В контрольной группе в течение 3 месяцев статистически значимых изменений не произошло. У одного пациента с легкой ЭД появились нормальные адекватные эрекции (4%). У двух пациентов (8%) со средней степенью ЭД состояние улучшилось до легкой, а у одного (4%), наоборот, ухудшились эрекции, и он перешел в

группу с тяжелыми ЭД. Можно сказать, что у 26 (74%) пациентов статистически значимо улучшилось качество эрекций.


Таблица 2. Распределение пациентов по степени выраженности ЭД по данным МИЭФ-15

  До лечения, абс.(%) После лечения, абс.(%)
Основная    группа Нормальная ЭФ           0     5 (15 %)
Легкая ЭД     3 (9 %)    18 (52 %)
Средняя ЭД   24 (69 %)     8 (22%)
Тяжелая ЭД     8 (22 %)     4 (11 %)
Контрольная группа Нормальная ЭФ           0      1 (4%)
Легкая ЭД     4 (19 %)     5 (24 %)
Средняя ЭД    13 (62 %)    10 (48 %)
Тяжелая ЭД     4 (19 %)     5 (24 %)

 

До лечения средний балл по шкале МИЭФ-15 в основной группе составлял 26,4±1,2 баллов. Через 3 месяца приёма препарата Импазы он составил 45,1±3,1 (p<0,05). В контрольной группе в течение 3 месяцев без приёма стимулирующих препаратов средний балл по шкале МИЭФ-15 практически не изменился: 24,0±2,0 в начале исследования, и 27,1±1,3 при конечном обследовании. При распределении по возрасту в группе среднего возраста (48-60 лет) основной группы отмечалось достоверное улучшение показателей по шкале МИЭФ-15, средний балл составлял 31,6±1,3 до лечения

и 53,2±2,0 балла (p<0,05) после (табл. 2). Среди пациентов пожилого возраста

(61-71 год) в основной группе также отмечалось достоверное улучшение показателей: 20,9±0,9 балла до приёма Импазы и 38,4±1,9 (p<0,05) в конце 3-

х месячного курса. В контрольной группе, независимо от возраста статистически значимых изменений не произошло: 48-60 лет -  29±1,8 балла до лечения и 31,7±1,1 балла в среднем по окончании исследования; 61-71 год — 19,8±1,9 балла при первом обследовании и 22,0±0,7 через 3 месяца. Причем, необходимо отметить, что значительно лучший ответ на приём препарата Импаза был в группе мужчин среднего возраста. Среди более молодых мужчин отмечался и лучший базовый уровень эрекций. Это может свидетельствовать о том, что Импаза имеет лучший эффект у мужчин с меньшим  повреждением сосудов полового члена.

Таблица 2. Состояние ЭФ по шкале МИЭФ-15 в зависимости от возраста до и после лечения в основной группе.

  Средний балл зашкалой МИЭФ-15 до лечения,s Средний балл зашкалой МИЭФ-15 после лечения,s
Основная группа 48-60 лет(средний возраст),n=14 31,6±1,3 53,2±2,0*
61-71 год(пожилой возраст),n=21 20,9±0,9** 38,4±1,9*
Контрольная группа 48-60 лет(средний возраст),n=8 29±1,8 31,7±1,1
61-71 год(пожилой возраст),n=13 19,8±1,9** 22,0±0,7

                   Примечание: * p<0,05 (при сравнении групп до и после лечения)

                                     **p<0,05 (при сравнении групп по возрасту)

 

По данным раздела «Сексуальная функция» расширенного индекса для больных раком предстательной железы EPIC  Импаза имела значительное влияние на качество сексуальной функции (включая либидо, эрекцию, оргазм, семяизвержение). В основной группе произошли статистически значимые изменения. 2 пациента с хорошей сексуальной функцией (6%) и 1 со средней (3%) отметили очень хорошую СФ (табл. 3). У двух со слабой СФ (6%) она улучшилась до средней, а у двух (6%) до хорошей. И 13 (37%) пациентов основной группы после курса лечения перешли из группы со средней СФ в группу с хорошей сексуальной функцией. В контрольной группе никаких статистически значимых изменений не произошло (у 4 пациентов со средней СФ произошли улучшения до хорошей СФ).

 

Таблица 3.  Распределение пациентов по качеству сексуальной жизни по данным шкалы EPIC.

  До лечения, абс.(%) После лечения, абс.(%)
Основная группа Очень хорошая СФ           0     3 (15 %)
Хорошая СФ     7 (20 %)    20 (52 %)
Средняя СФ   21 (60 %)     9 (22%)
Слабая СФ     7 (20 %)     3 (11 %)
Контрольная группа Очень хорошая СФ           0      0 (4%)
Хорошая СФ     3 (14 %)     7 (33 %)
Средняя СФ    14 (67 %)    10 (48 %)
Слабая СФ     4 (19 %)     4 (19 %)

 

По данным реофаллографии отмечено выраженное улучшение кровотока в сосудах полового члена на фоне приёма Импазы. Так, в основной группе среди пациентов среднего возраста минутный объем кровотока после

приёма Импазы в течение 3-х месяцев возрос с 9,7±0,5 л/мин до 14,9±0,4 л/мин (p<0,05) (табл. 4), пиковая систолическая скорость кровотока в сосудах полового члена возросла в среднем с 18,6±0,7 мм/с до 24,8±0,5 мм/с (p<0,05), а конечная диастолическая скорость уменьшилась с 3,1±0,3 мм/с до 1,4±0,1 мм/с (p<0,05). Среди пациентов пожилого возраста в основной группе также произошли изменения в сторону улучшения. Qмин возросла с 7,2±0,4 л/мин в среднем до 12,1±0,7 л/мин (p<0,05), PSV с 15,9±0,4 до 22,8±1,2 мм/с (p<0,05) и EDV уменьшилась с 5,0±0,3 до 1,9±0,3 мм/с. Окончательные результаты лучше были в группе пациентов 48-60 лет, но это, скорее всего, связано с лучшими начальными показателями. Средняя разница ? в обеих возрастных группах была практически одинакова, и отличия между улучшением в этих группах были статистически недостоверными. В контрольной      группе значимых изменений с течением времени не произошло и показатели реофаллографии практически не изменились за 3 месяца исследования.

 

Таблица 4. Данные реофаллографии в зависимости от возраста до и после курса лечения.

            До лечения             После лечения
Qмин,л/мин,? PSV,мм/с,M±? EDV,мм/с,M±? Qмин,л/мин,? PSV,мм/с,M±? EDV,мм/с,M±?
      Основная          группа 48-60 лет(средний возраст),n=14 9,7±0,5 18,6±0,7 3,1±0,3 14,9±0,4* 24,8±0,5* 1,4±0,1*
61-71 год(пожилой возраст),n=21 7,2±0,4 15,9±0,4 5,0±0,3 12,1±0,7* 22,8±1,2* 1,9±0,3*
    Контрольная           группа 48-60 лет (средний возраст),n=8 9,4±0,4 17,4±0,9 3,6±0,7 9,6±0,4 16,5±0,7 3,3±0,7
61-71 год(пожилой возраст),n=13 7,6±0,4 15,7±0,6 4,8±0,5 8,0±0,6 16,0±0,5 4,5±0,3

 Примечание: * p<0,05 (при сравнении групп до и после лечения)

В течение 3-х месяцев приёма Импазы ни один из пациентов не отметил побочных эффектов, связанных с приёмом препарата. Таким образом, анализ переносимости, побочных эффектов свидетельствует о безопасности применения Импазы в дозе по 1 таблетке ежедневно на ночь и по 2 таблетки за 1 час до полового акта у больных с гистологически подтвержденным диагнозом рак предстательной железы в возрастной группе от 48 до 71 года.

Эффективность 3-х месячного использования препарата составляет около 74%.

Проведено исследование по изучению эффективности применения препарата «Импаза» у пациентов с эректильной дисфункцией на фоне гипогонадизма. (Ю.Н.Гурженко, В.Е.Лучицкий, А.М.Корниенко, 2007).

Задачами этого исследования было:

  1. Провести сравнительную оценку эффективности лечения у больных, получающих монотерапию препаратом «Импаза» (1 таблетка в день + 1 таблетка «по требованию» 2 раза в неделю) в течение 3-х месяцев; монотерапию инъекционным тестостероном; комбинированную терапию (инъекционный тестостерон + «Импаза»).
  2. Провести оценку кавернозного кровотока  у пациентов в перечисленных группах.

В исследовании принимали участие 90 пациентов с гипогонадизмом, страдающих ЭД.

Использовались следующие критерии включения:

Больные не включались в исследование при:

 

Наряду с этим исключались пациенты:

Для оценки половой функции проведены: анкетирование МИЭФ; РФГ; оценка гормональных показателей (Тестостерон общий, ПРЛ,  ЛГ, ФСГ, эстрадиол); исследование биохимических показателей крови.

Были обследованы 3 группы мужчин: 1-ая  клиническая группа: 30 мужчин с эндокринной ПД (приём препарата «Импаза» в комбинации с тестостероном). Возраст исследуемых мужчин 34-45 лет. Длительность заболевания ЭД от 6 месяцев до 4 лет, а длительность гипогонадизма от 1 до 6 лет.

2-ая  клиническая группа:  30 мужчин с эндокринной ПД (приём инъекционного тестостерона). Возраст исследуемых мужчин 31-48 лет. Длительность заболевания ЭД от 6 месяцев до 4 лет, а длительность гипогонадизма от 1 до 6 лет.

3-ая  (контрольная) группа: 30 мужчин с эндокринной ПД  (монотерапия препаратом  «Импаза»). Возраст исследуемых мужчин 32-43 лет. Длительность заболевания ЭД от 9 месяцев до 5 лет, а длительность гипогонадизма от 1 до 5 лет. После первого визита и включения пациентов в исследование производилось анкетирование, лабораторное и инструментальное обследование. По окончании курса производилось повторное анкетирование и клинико-лабораторное обследование с последующей сравнительной оценкой эффективности влияния каждого метода на кавернозную гемодинамику.

60 пациентов (по 30 мужчин из 1 и 3 групп) с наличием клинически и лабораторно подтвержденным диагнозом гипогонадизма получали препарат Импаза по 1 таблетке через день независимо от полового акта. Таблет­ку рекомендовалось принимать вне связи с приемом пищи и дер­жать во рту до полного рассасывания. Продолжительность лечения составляла 3 месяца. Кроме того таблетка принималась аналогичным образом за 1 час до полового акта. За время лечения не было зафиксировано ни одного нежелательного побочного явления или осложнения. Пациенты 1 и 2 групп получали дополнительно препарат ОМНАДРЕН по 1 ампуле внутримышечно 1 раз в месяц №3.

РЕЗУЛЬТАТЫ исследования анкеты Международного индекса эректильной функции в клинической и контрольной группе приведены в таблицах 1 и 2.

Таблица 1.

Динамика показателей Международного Индекса Эректильной Функции

Показатель

Контрольная группа

1 клиническая группа

2 клиническая группа

Исходно

4 недели

Исходно

4 недели

Исходно

4 недели

Достижение эрекции (МИЭФ 1) 2,0±0,2 3,0±0,2* 2,1±0,3 4,2±0,3* х 2,1±0,2 3,9±0,1 * х
Эрекция при сексуальной стимуляции (МИЭФ 2) 2,1±0,2 3,5±0,2* 2,3±0,3 4,1±0,2* х 2,3±0,3 3,9±0,2* х
Достаточность эрекции (МИЭФ 3) 2,3±0,3 3,5±0,2* 2,2±0,3 4,4±0,3* х 2,2±0,2 4,6±0,4* х
Сохранение эрекции (МИЭФ 4) 2,2±0,2 3,8±0,3* 2,1±0,3 3,9±0,4* 2,1±0,3 4,6±0,4* х
Эрекция до завершения полового акта (МИЭФ 5) 2,2±0,3 3,6±0,2* 2,3±0,3 3,9±0,1 * х 2,2±0,3 3,9±0,2* х
Число попыток совершить половой акт (МИЭФ6) 2,1±0,3 3,4±0,3* 2,0±0,3 3,9±0,2* х 1,9±0,3 3,8±0,3*
Удовлетворённость половым актом  (МИЭФ 7) 2,2±0,3 3,7±0,2* 2,1±0,3 4,6±0,4* х 2,1±0,4 3,6±0,2*
Удовольствие от полового акта (МИЭФ 8) 1,8±0,2 2,9±0,2* 1,9±0,3 3,9±0,2* х 2,2±0,4 3,4±0,3*
Частота эякуляций (МИЭФ 9) 2,2±0,4 3,2±0,2* 2,1±0,4 3,4±0,2* 2,2±0,4 3,7±0,2*
Частота оргазмов (МИЭФ 10) 2,0±0,4 3,8±0,4* 2,2±0,4 4,9±0,4* х 2,0±0,4 2,9±0,2*
Сексуальное желание (частота) (МИЭФ 11) 2,3±0,3 3,2±0,2* 2,2±0,3 4,4±0,2* х 2,3±0,3 3,2±0,2*
Сексуальное желание (степень) (МИЭФ 12) 2,0±0,2 2,7±0,1* 2,0±0,2 4,5±0,1* х 2,1±0,3 2,9±0,2*
Удовлетворённость сексуальной жизнью в целом  (МИЭФ 13) 1,5±0,2 2,7±0,2* 1,4±0,2 3,7±0,2* х 1,2±0,3 4,4±0,2* х
Удовлетворённость сексуальными отношениями с партнёршей (МИЭФ 14) 2,0±0,3 3,1±0,1* 2,2±0,3 3,9±0,1* х 1,8±0,2 4,5±0,1* х
Уверенность в достижении и поддержании эрекции (МИЭФ 15) 2,0±0,2 3,3±0,2 2,0±0,2 3,9±0,2 2,0±0,2 3,7±0,2* х

Примечание: * — р<0,05 между исходными значениями и показателями через 4 недели; х- р<0,05 между клиническими и контрольной группами

Таблица 2.

Динамика интегративных показателей

Международного Индекса Эректильной Функции

Показатель

Контрольная группа

1 клиническая группа 2 клиническая группа

Исходно

4 недели

Исходно

4 недели

Исходно

4 недели

Удовлетворённость половым актом 7,77±0,43 11,15±0,58* 7,52±0,35 14,38±0,62* х 7,57±0,45 13,12±0,51*
Оргазм 5,27±0,21 7,73±0,32* 5,12±0,18 9,68±0,31* х 5,17±0,23 8,23±0,35*
Либидо 6,35±0,32 9,74±0,63* 6,75±0,54 12,22±0,71* х 6,25±0,38 11,4±0,68*
Общая удовлетворённость 4,11±0,33 6,31±0,31* 4,26±0,32 8,69±0,47* х 4,21±0,31 7,81±0,32*

Примечание: * — р<0,05 между исходными значениями и показателями через 4 недели; х- р<0,05 между клиническими и контрольной группами

Оценка качества эрекции производилась пациентами по предложенной шкале: 0 — отсутствие; 1 — тумесценция полового члена без ригидности; 2 — ригидность, достаточная для проведения коитуса; 3 — полная эрекция.

Таблица 3.

Оценка качества эрекции у пациентов, страдавших сексуальными расстройствами и  гипогонадизмом

Оценка качества эрекции

Контрольная группа

1 клиническая группа 2 клиническая группа

До лечения

После лечения

До лечения

После лечения

До лечения

После лечения

Отсутствие эрекции

19 (63,3%)

0 (0%)

20 (66,7%)

0 (0%)

19 (63,3%)

0 (0%)

Тумесценция без ригидности

5 (16,7%)

12 (40%)

4 (13,3%)

5 (16,7%)

4 (13,3%)

4 (13,3%)

Частичная эрекция

6 (20%)

6 (20%)

6 (20%)

6 (20%)

7 (23,4%)

11 (36,7%)

Полная эрекция

0 (0%)

12 (40%)

0 (0%)

19 (63,3%)

0 (0%)

15 (50%)

Данные таблицы 3 обнаруживают заметную тенденцию к улучшению эрекции по субъективной оценке обследованных в результате приема изучаемого лекарственного средства. Так, если до лечения полной эрекции не было ни у одного из больных, а частичная эрекция — только у 6 (20,2%), то после курса приема препарата полная эрекция восстановилась у 19 (63,3%), а в целом способными к проведению коитуса оказались 25 (83,3%) пациентов. В то же время в контрольной группе способность к достижению частичной или полной эрекции после проведения базовой терапии отмечена у 18 из 30 (60% обследованных). Очевидно, что включение в курс комплексной терапии сексуальных расстройств у мужчин с гипогонадизмом комбинации препаратов «ИМПАЗА+ОМНАДРЕН» повысило эффективность лечения на 23,3%. В группе, получавшей только омнадрен эффективность терапии повысилась на 13,3%.

Для объективизации полученных результатов в клинической и контрольной группах нами проведена оценка состояния кавернозного кровотока с помощью метода реофаллографии.

Таблица 4.

Состояние кавернозного кровотока у пациентов с сексуальными расстройствами и  гипогонадизмом

Изучаемые показатели

КОНТРОЛЬНАЯ ГРУППА

1 КЛИНИЧЕСКАЯ ГРУППА

2 КЛИНИЧЕСКАЯ ГРУППА

До лечения

после лечения

до лечения

после лечения

до лечения

после лечения

Реографический индекс, РИ

0,34±0,01

0,42±0,02

p <0,05

0,32±0,02

0,66±0,03

p <0,01

p1>0,1

0,34±0,02

0,56±0,03

p <0,01

p1>0,1

Удельный кровоток, dV

0,138±0,003

0,147±0,007

p >0,1

0,133±0,006

0,166±0,004

p >0,05

p1>0,05

0,136±0,006

0,158±0,004

p >0,05

p1>0,05

Минутный кровоток, Qмин

9,54±0,36

10,29±0,46

p >0,1

9,24±0,60

11,95±0,41

p >0,05

p1>0,1

9,12±0,50

10,44±0,41

p >0,05

p1>0,1

 

Примечание: р — достоверность различий показателей до и после лечения; p1 - достоверность различий показателей между клиническими и контрольной группами.

Как следует из таблицы 4, из трех изучаемых параметров кровотока в кавернозных телах полового члена статистически достоверно увеличивается только реографический индекс. Что касается удельного и минутного кровотока, то эти показатели также обнаруживают тенденцию к повышению, однако достоверных отличий до и после лечения препаратом «ИМПАЗА» не выявлено.

Таблица 5

Показатели кавернозного кровотока по результатам допплерультрасонографии

Показатель

До лечения,  М±SD

После лечения,  М±SD

Систолический кровоток, мл/с

11,3±2,6

27,9±3,2*

Диастолический кровоток, мл/с

6,3±1,1

2,5±0,5*

Примечание: * – р<0,05

 

Изменения кавернозного кровотока при допплер-ультрасонографии показали статистически и клинически значимые изменения: увеличение скорости систолического кровотока и уменьшение диастолического.

Для уточнения оценки влияния препарата на функции печени и почек, а также на белковый обмен проведено биохимическое исследование крови. Основные параметры представлены в таблице 6.

Таблица 6.

Состояние основных биохимических показателей крови у пациентов, страдающих сексуальными расстройствами и  гипогонадизмом

Изучаемые

1 клиническая группа

2 клиническая группа

Контрольная группа

показатели

до лечения

после лечения

до лечения

после лечения

до лечения

после лечения

Общий белок, г/л

75,80±1,44

74,32±0,96

p >0,1

p1>0,1

74,10±0,82

74,15±1,37

p >0,1

72,10±1,2

73,15±1,55

p >0,1

АлАТ, ммоль/ч?л

0,39±0,1

0,37±0,08

p >0,1

p1>0,1

0,38±0,09

0,38±0,16

p >0,1

0,36±0,1

0,35±0,1

p >0,1

АсАТ, ммоль/ч?л

0,22±0,08

0,23±0,07

p >0,05

p1>0,1

0,24±0,03

0,28±0,04

p >0,1

0,26±0,05

0,24±0,08

p >0,1

Креатинин, ммоль/л

0,093±0,03

0,094±0,02

p >0,1

p1>0,1

0,087±0,07

0,091±0,04

p >0,1

0,092±0,02

0,093±0,05

p >0,1

Мочевина,

ммоль/л

4,13±0,15

4,22±0,11

p >0,1

p1>0,1

4,12±0,19

4,22±0,09

p >0,05

4,18±0,25

4,31±0,12

p >0,05

Примечание: р — достоверность различий показателей до и после лечения; p1 - достоверность различий показателей между клиническими и контрольной группами.

Полученные результаты подтверждают отсутствие нефро- и гепатотоксического эффекта у изучаемого препарата. Достоверных отличий в содержании в плазме крови общего белка, трансаминаз, креатинина и мочевины не выявлено как в процессе лечения, так и в сравнении с контрольной группой.

Состояние гипофизарно-гонадной системы оценивалось по показателям содержания в плазме периферической крови тестостерона (Т), лютропина (лютеинизирующего гормона — ЛГ), фоллитропина (фолликулостимулирующего гормона — ФСГ), а также пролактина  (ПРЛ) и эстрадиола (Э2).

Анализы результатов гормональных исследований в динамике приведены в таблице 7.

Таблица 7.

Анализы результатов гормональных исследований сыворотки крови в динамике

Показатели Контроль

 

1 клиническая группа

2 клиническая группа

Контрольная группа

до лечения

после лечения

до лечения

после лечения

до лечения

после лечения

Т (нмоль/л) n=17

21,8+2,1

13,3+0,5

р<0,01

22,1+0,8

Р>0,01

13,6+0,33

p<0,01

21,3+0,48

р<0,01

14,6+0,4

p<0,01

16,3+0,5

р<0,01

ЛГ (МЕ/л)

 

n=17

8,9+0,6

6,2+0,4

р<0,5

9,2+1,6

p<0,01

6, 8+0,37

р<0,5

8,2+1,9

p<0,01

6, 4+0,4

р<0,5

8,7+1,6

p<0,01

ФСГ (МЕ/л) N=17

3,7+0,3

6,8+0,3

р<0,05

3,8+0,3

Р>0,01

6, 6+0,22

р<0,05

7,1+0,35

p<0,05

6, 8+0,3

р<0,05

7,4+0,4

p<0,05

Пролактин (нг/мл) 2,6-7,2 нг/мл 6,3+1,5

Р<0,05

 7,5+1,5

Р<0,05

6,6+0,91

Р<0,05

 7,0+0,9

Р<0,05

6,5+1,0

Р<0,05

 7,2+1,2

Р<0,05

Естрадіол

pmoll\l

40-161 pmoll\l 132,1+3,8 Р<0,05 128,8+3,5 Р<0,05 128,3+3,8 Р<0,05 126,1+3,9 Р<0,05 125,4+4,5 Р<0,05 127,4+4,5 Р<0,05

p – достоверность разницы в сравнении со здоровыми

У больных клинических и контрольной групп наблюдается значительне снижение Т в целом по группе до 13,3-16,3 нмоль/л. При лечении больных как клинических, так и контрольной групп,3-птролнойничемкойrjyhjkmyjq uheggарондного индекса жректильной функции нателем. ре, отмечается увеличение содержания Т в сыворотке периферической крови. У пациентов клинических групп это увеличение достигает достоверных величин, у пациентов контрольной группы обнаружена только тенденция увеличения содержания Т.

Полученные данные свидетельствуют не только о возрастном снижении эндокринной функции яичек у исследуемых пациентов. Уровень же гонадотропных гормонов у данного контингента больных находится в обратной корреляционной связи с уровнем Т. Тенденция к снижению или достоверное снижение Т сопровождается тенденцией к повышению или повышением  уровня циркулирующих ЛГ и ФСГ, что и показано в таблице, особенно увеличено количество ФСГ, а уровень ЛГ в целом по группе не выходит за пределы возрастной нормы. В процессе лечения у больных с повышением уровня ФСГ отмечена тенденция к снижению этого показателя в клинических группах, и небольшое увеличение его в контрольной группе.

Таким образом, при гипогонадизме на определенном этапе развития болезни  изменения функции Г-Г-Г системы у мужчин зрелого репродуктивного возраста протекают по типу инволюционных сдвигов с тенденцией к снижению андрогенной активности яичек и повышению гонадотропной функции аденогипофиза, что способствует нарушению эректильной функции пациентов. Для ее коррекции в клинической группе и применялся препарат тестостерона, что позволило добиться лучших результатов лечения ЭД.

 

Проведена интегративаная оценка эффективности лечения в трёх группах и ее результаты отмечены в таблице 8.

Таблица 8.

Результаты лечения пациентов  с ЭД и гипогонадизмом

Оценка эффективности лечения
отлично хорошо Удовлетворительно Неудовлетворительно
1 клиническая группа (30 человек) –ИМПАЗА + ОМНАДРЕН 19 (63,3%) 6 (20%) 5 (16,7%) 0
2 клиническая группа (30 человек) –ОМНАДРЕН 15 (50%) 4 (13,3%) 11 (36,7%) 0
3 контрольная группа (30 пациентов)ИМПАЗА 6 (20%) 6 (20%) 6 (20%) 12 (40%)

Из данных таблицы 8 видно, что результат «отлично» и «хорошо» в различных группах отличается. Так у больных контрольной группы он составил 12 (40,0%) из 30 больных; у пациентов клинических групп – 25 (83,3%) из 30 и 19 (63,3%) из 30 пациентов соответственно в 1-й и 2-й группах.

Таким образом можно сделать вывод, что Импаза в виде монотерапии является недостаточно эффективным средством для лечения половой дисфункции при гипогонадизме у мужчин. Но в комплексном лечении с ОМНАДРЕНОМ эффективность ее возрастает более чем в 2 раза, что является достоверным показателем. Учитывая, что препарат не обладает побочными действиями, его можно рекомендовать у больным с гипогонадизмом в комплексном лечении с препаратами тестостерона, как препарат выбора особенно у больных с невозможностью принимать силденафил цитрат.

На основании проведенных исследований можно заключить, что:

У больных гипогонадизмом эффективность лечения эректильной дисфукнции препаратом ИМПАЗА в виде монотерапии составляет 40%, в комплексном патогенетическом лечении пациентов с эректильной дисфункцией и гипогонадизмом эффективность терапии составляет 83,3%.

У больных с ЭД, особенно в возрасте после 35-40 лет, перед началом терапии необходимо исследовать состояние гипоталамо-гипофизарно-гонадной системы, для исключения гипогонадных состяний. При наличии клинических или лабораторных признаков гипогонадизма терапию ЭД необходимо сочетать с коррекцией содержания половых гормонов в крови.

Данные исследования позволяют рекомендовать использование комплексной патогенетической терапии препаратами ИМПАЗА и ОМНАДРЕН у пациентов с эректильной дисфункцией и гипогонадизмом.

Подвергнуты анализу результаты терапии препаратом Импаза у 38 пациентов с  дебютантной ЭД (И.И.Горпинченко, Я.О.Мирошников).

В программу обследования входили: анкетирование  (МИЭФ-15); оценка кавернозного кровотока методом реофаллографии и допплерографии; изучение гормональных показателей периферической крови иммуноферментным методом (Тестостерон общий, ПРЛ,  ЛГ, ФСГ, эстрадиол); исследование эякулята, секрета предстательной железы.

Пациенты были разделены на две группы в зависимости от этиологии ЭД: в первую вошли 22 мужчины с ЭД психогенного генеза и сохранным сосудистым компонентом по данным допплерографии; во вторую – 16 пациентов с дебютантной ЭД сосудистого генеза, у 12 из них была зафиксирована корпоральная веноокклюзивная дисфункция (КВОД). Подсчитывалось количество пациентов с «хорошим» и «отличным» эффектом лечения, чему соответствовало повышение суммарного бала МИЭФ на 30 и более процентов. Препарат Импаза назначался по 1 таблетке через день независимо от полового акта сублингвально. Продолжительность лечения составляла 3 месяца. Дополнительно таблетка принималась аналогичным образом за 1 час до полового акта.

 

Эффективность Импазы в исследуемых группах представлена в таблице 9.

Таблица 9.

Группы пациентов Эффективность лечения           Абс.ч. (%)
ЭД психогенного генеза             16/22 (73,0)
ЭД сосудистого генеза              6/16  (37,5)
Всего(n=38)             22/38 (57,8)

 

Данные таблицы 9 свидетельствуют о высокой эффективности препарата Импаза при психогенных дебютантных  расстройствах эрекции. Анализ данных неудачного применения Импазы при дебютантной психогенной ЭД

засвидетельствовал наличие признаков синдрома тревожного ожидания сексуальной неудачи (СТОСН) у пациентов, неудовлетворённых эффективностью препарата. Подключение психотерапии в лечении ЭД у этих больных принесло ожидаемый эффект.

Оценка действенности препарата при сосудистой дебютантной ЭД показала его эффективность в тех случаях, когда веноокклюзивный (интракавернозный) блок не скомпрометирован. Препарат оказался эффективен лишь у 2 (17 %) пациентов с дебютантной КВОД. Мы полагаем, что применение препарата в качестве монотерапии у пациентов с дебютантной веногенной ЭД является нецелесообразным.

Обобщая опыт применения препарата Импаза, можно отметить подтверждённую целым рядом исследований высокую клиническую эффективность указанного лекарственного средства, применение которого расширяет арсенал возможностей практикующих врачей. Комплексное воздействие на патогенез ЭД, восстановление функциональных возможностей эндотелия позволяет использовать препарат при лечении различных форм половой дисфункции.

Нуждаются в дальнейшем изучении биохимические механизмы, лежащие в основе ЭД различного генеза, а также их использование для объективной оценки эффективности терапии, в том числе – при назначении патогенетически обоснованного и перспективного препарата Импаза.

 Список литературы:

  1. И.И.Горпинченко, Я.О.Мирошников. Эректильная дисфункция // Львів, Медицина світу. – 2003. – с. 16 – 19.
  2. Ванин А.Ф. Оксид азота в биологии: история, состояние и перспективы исследований // Биохимия. – 1998. – т.63, вып.7 – с.867 – 869.
  3. Горрен А.К., Майер Б. Универсальная и комплексная энзимология синтазы оксида азота // Биохимия. – 1998. – т.63, вып.7. – с. 870 – 880.
  4. Реутов В.П., Сорокина Е.Г. NO-синтазная и нитритредуктазная компоненты цикла оксида азота // Биохимия. – 1998 — т.63, вып.7. – с. 1029 – 1038.
  5. И.И.Горпинченко, Н.М.Гулая, Я.О.Мирошников, А.В.Коцюруба. Препарат Импаза в терапии расстройств эрекции: клинические и биохимические аспекты // Здоровье мужчины. — №3. – 2003. – с. 39 – 44.
  6. Ю Н.Гурженко, В.Е.Лучицкий, А.М.Корниенко. Изучение эффективности препарата Импаза у пациентов с эректильной дисфункцией и гипогонадизмом // Здоровье мужчины. — №4. – 2007. – с.74 – 80.
  7. И.И.Горпинченко, Я.О.Мирошников. Эффективность препарата Импаза при дебютантной эректильной дисфункции. // Здоровье мужчины. — №1. – 2005. – с.51 – 52.

Оставить комментарий